Как моя мама исцелила меня

МОЯ МАМА ИСЦЕЛИЛА МЕНЯ - НА ЮТУБ

 

Я НЕНАВИЖУ СОБСТВЕННУЮ МАТЬ

Это был легкий, романтический женский тренинг на острове Ко-Чанг.

Солнце палило как сумасшедшее, как будто каждый день пыталось прожечь дырки в наших телах, вода в море совпадала по температуре с кожей.

Мы веселились как могли – отдавались движениям медленной чувственной мандалы, весь день дурачились, загорали и немного чему-то учились, вечером шли на танцы и просто зажигали от всей души, соскучившейся по безрассудству.

А по утрам, ещё до рассвета, я звала новых подруг на берег бескрайней теплой «ванны», и мы купались обнаженные, особое удовольствие и смысл обнаруживая в том, чтобы плыть по световой дорожке от восходящего солнца – это был путь к себе каждой из нас…

Я услышала громкие голоса, повернула голову, увидела, что девушки сгрудились вокруг одной, которая что-то объясняла, и уже кто-то плакал…

Анюта говорила об отношениях с мамой и повторяла тогда совершенно не понятное для меня слово Род. Мне показалось, что вся вода потемнела, дорожка как будто исчезла. Мне стало настолько дурно, что на берег мне помогали выйти.

Тогда я не знала, что с этого момента моя жизнь изменится полностью. Что это утро стало для меня началом правды в моих отношениях с мамой.

На заключительном банкете по поводу окончания тренинга и путешествия, многие сказали о том, что готовы прилететь на мой тренинг в любую точку мира – за сексуальностью, молодостью в возрасте за сорок, за способностью быть легкой…

О чём они говорят? В моей голове звучало одно слово: МАМА.

Если утром на море в моих глазах потемнело, то сейчас казалось, что появился какой-то слабый неявный свет в самой глубине сознания, и закрутилась карусель мыслей-воспоминаний. Тревога, страхи, зависть, ревность в моей жизни, все мои нестыковки с мужчинами, несмотря на пылкую и страстную любовь, на мою готовность отдаваться полностью, на умение быть красивой, готовить… и ублажать в сексе — я вдруг ясно увидела: бессознательная причина ВСЕХ моих истерик и доказываний, а в оконцовке расставаний – в моих отношениях с мамой.

Именно её, а не мужчину как такового, я хотела растоптать, унизить. Иногда это была измена, иногда холодность, иногда просто оскорбления ни с того, ни с сего… После этого я плакала, рыдала, ненавидела сама себя, зализывала и свои и его раны… но истории повторялись. Ничего не менялось, как бы я этого ни хотела.

Самое главное, в чём я призналась себе – я ненавижу собственную мать. От этого мне стало так страшно, как никогда в жизни. А ведь я была осознанным человеком, но я поняла – имей мужество начать сначала. Может быть, именно поэтому и смогла быть честной: всё сначала.

 

НЕТ ДАЖЕ НАДЕЖДЫ ЧТО-ЛИБО ИЗМЕНИТЬ

Вернувшись домой, в рассылке я увидела онлайн-тренинг по Роду и сразу написала письмо ведущей. Она ответила, что, судя по моим вопросам, мне ещё рановато на такой тренинг, на что я просто произвела оплату – у меня было другое мнение на этот счёт, я не хотела терять ни дня, я увидела свет, свою дорожку от солнца и просто поплыла по ней. Мне нужен был алгоритм, мне нужны были разъяснения – что это за род такой, при чем тут мама и как это всё связано с моими неудачами в настоящей жизни.

На тренинге всё развернулось и началось, моя готовность мне помогала. Дальше я пошла сама, нащупывая и чувствуя каждый шаг. Время воспоминаний и чистки, чистки, чистки.

Вначале я оценила то, что есть на сегодняшний день. Результаты потрясли настолько, что я не знала – жить ли мне вообще дальше, и как так можно всю желчь и ненависть своего существа, оказывается, черпать из одного источника – полного непринятия собственной матери, и невозможности иметь даже слабую надежду когда-нибудь это изменить. Тупик – это ничто по сравнению с тем, что я чувствовала. Я не могла произнести слова МАМА. Не могла, не говоря об объятиях или нежных ласкательных производных типа «мамулечка». Сейчас – не верю, что такое могло быть, слава богу, сохранились записи. Всё не покажу, иначе просто не смогу опубликовать, есть моменты, которые можно сравнить с переживаниями узников концлагерей.

ЕЁ БОЛЕЗНИ БЫЛИ ДЛЯ МЕНЯ, ЭТО И БЕСИЛО БОЛЬШЕ ВСЕГО

…Мы с мамой живем в разных городах, но близко расположенных. Ехать 1,5 – 2 часа по хорошей трассе. За 7 лет, что я жила на тот момент в Екатеринбурге, я была у нее раз пять, она у меня – ни разу. Она зовет меня в гости всегда, я не звала ее никогда.

Я не могла ей звонить, не хотела и не могла даже разговаривать. Ненависть, раздражение, желание оторваться и не приклеиваться были очень сильными. Главным ее вопросом всегда был: «Лора, что я тебе сделала, как ты так можешь?» И главной просьбой: «Звони мне хотя бы иногда, приедь ко мне. Я же старенькая, больная. Мне уже 75 лет!» Моим ответом были холод и безразличие, отвращение к фальши, которую я не могла переносить на дух. Я не видела в маме своего зеркала. В эмоции не видно ничего.

Её болезни были «предназначены для меня», поэтому раздражали меня больше всего – падения с ломанием копчика, страшный трясущийся Паркинсон, ноги, спина… Всего не перечесть. Не добившись этим любви дочери, мама начала изображать «сумасшедшую», пока не убедилась, что я и на это не реагирую. А мне было правда плевать.

Я упорно работала с собой – проживала каждую ситуацию в жизни в её тотальности, много медитировала, изучала теорию, применяла на практике. В какой-то момент отношения стали «ближе». НО!!! Вскоре стало очевидно, я снова попыталась стать хорошей, использовала испытанную и отточенную в детстве стратегию. Просто «задвинула» все детские обиды, боль от постоянной фальши, ощущения ненужности – как «глупые, самолюбивые, безжалостные к маме и неуместные». Просто больше не было сил переносить кромешный ад в груди, который я сама же и разбередила.

Нет, не придумала – разбередила то, что было. С неистовым, первородным желанием любить, сознательно ворошила. Знала, поверила, потянулась за тем, что вся моя способность любить умерла там – когда я в далеком детстве отреклась от себя настоящей ради того, чтобы быть послушной и удобной для всех, а повзрослев и предположив причину этого отречения в образе матери, возненавидела и «отреклась» от нее.

ИСЦЕЛЯЯ СЕБЯ…

Сейчас, когда я пишу эти строки, я готова на руках саму себя носить и целовать собственные следы, что я это сделала, я нашла любовь, нашла любовь через маму, прошла через это, ведь сейчас все позади. Моя любовь открылась.

Исцелив себя, я исцеляю других… Не счесть, сколько спасённых душ на моём счету, я не хочу считать и не вижу в этом смысла. Моё заблуждение в начале собственной истории, когда мне казалось, что у нас любовь с мамой, дает мне понимание, как это — «у меня все хорошо», а на самом деле, чуть копни, страшно. Приходится не верить словам, когда мне рассказывают о прекрасной маме, а потом жалуются на жизнь, отношения с мужчиной… Я чувствую отклик внутри себя, я пустая, и поэтому нахожу тропинки — у каждой свою. Да не я это, моя раскрытая, отмытая, прозрачная душа находит – я просто доверяю ей, слышу её и не боюсь говорить. Сомнений не бывает, потому что говорит не ум.

Я ВЫЛА БЕЛУГОЙ И НЕ ВИДЕЛА ВЗАИМОСВЯЗИ

…я стала звонить – сначала через силу, потом полегче стало. Говорить было вообще не о чем. Рассказывать, как у меня дела, точно нет желания, и маме не интересно – таких вопросов она не задавала. Только иногда спрашивала: «трудно тебе? Ты у меня молодец, денег у мамы не просишь, как другие. Но вот не ездишь, а меня все спрашивают: где же дочь твоя?»

Я могла с мамой шутить, много смеяться, говорить о том, какой молодец Виталик у нас.. Но я не могла рядом с мамой расслабиться, обнять ее с любовью, тем более почувствовать рядом с ней безопасность, подмогу, поддержку.

Становилось то легче, и я с надеждой замирала – неужели всё? Но меня спасала способность не врать. И я видела, что это лишь новая маска, новая маска, другая идея. Нет меня. Притворяюсь. Вот что вытаскивает из любого провала – правда, чистота. Перед собой, остальные не в счет. Я не велась на затишье в криках и ссорах, я видела очевидные изменения, но я не чувствовала, не чувствовала ЖЕЛАНИЯ слышать маму, поехать к ней. Заставляла себя. И была честна с собой – да, заставляю, пока так.

И, как помощь свыше, выстреливал новый скандал или взрывали более глубокие воспоминания, вычеркнутые чуть ли не кровью раньше. Я научилась! Видеть за болью и растерянностью, за отчаянием и изнурительным самобичеванием любовь. Только любовь была мне нужна, ни малейшего компромисса. Я знала ещё тогда, что любовь – это не «меня любят», а «я люблю, чувствую, наслаждаюсь». А это всегда долгий путь, особенно если ты с него ушагала черт знает куда, прямиком в ад. Если мы любим выборочно – этого люблю, а эту нет – это не любовь.

Самое трудное было — найти свою искренность, близость. Почувствовать, что она – моя мама, а я – ее дочь. Но КАААК? В медитациях я еле выживала, но по чуть-чуть, через рыдания и вопли «ааааа…. ненавииииижу….» сквозь белые губы, начинал топиться «лёд ненависти и ощущения «мы чужие, мы враги».

Я была холодна к маме, когда умер от рака папа. Единственный раз я ее пожалела и обняла – когда она, в один день сгорбившаяся, пришла из больницы с зажатыми в оцепеневших пальцах ампулами морфия. Она до этого не верила, что «Васеньки не станет». А тут у нее забрали последнюю надежду. Она рыдала, насколько я помню, первый раз в жизни… А когда он умер, она тоже как будто умерла, только не уставала взывать ко мне: «Лора, мне плохо, Лора, я не могу одна…» Сейчас понимаю сквозь слёзы любви – мы исцеляли друг друга.

А потом вдруг вспомнились все случаи, когда мужчины были вот так холодны уже со мной. Я рыдаю, а он пожимает плечами, отворачивается и уходит…. Я выла белугой и не понимала, я не помнила конечно мамин животный плач… Думаю, звучал он так же… Мы исцеляли с любимым друг друга.

Мама казалась мне неловкой, некрасивой, неженственной, я стыдилась её… А она, чтобы вырастить дочь «не хуже других», всю жизнь проработала на заводе, в самых ужаснейших условиях всегда в три смены (невозможно было научиться спать… потому что иногда её время для сна – это ночь, иногда утро, иногда день, она до сих пор плохо спит)… То она ведрами таскала агломерат и заработала грыжу, то работала в газовом цехе, чтобы заслужить вредный стаж… Папа пил, а мама всю свою жизнь вытаскивала его всеми ей доступными способами из бутылки.

ЧЕРЕЗ МНОГО СОБСТВЕННЫХ СМЕРТЕЙ НАЧИНАЛАСЬ МОЯ ЛЮБОВЬ

А сейчас я все-таки решусь разместить свое откровение, которое я писала тогда как терапевтическое письмо-обвинение своей маме. Я точно знаю, что этой открытостью я спасаю не одну любовь. Потому что я спасла себя. Потом свою маму. Потом – через тренинг « Освобождение от родовых программ. Исцели своё счастье» — сотни женщин и несколько мужчин.

Те, кто захочет и сможет – узнайте в чём-то себя. Это будет самый, может быть, честный шаг в твоей жизни. И он станет началом твоей чистой тотальной способности любить. Началом любви твоей.

По крайней мере, так начиналась моя любовь.

***

Я в отчаянии, что у меня такая мать – которой у меня нет и не было – фальшивая, завистливая и жадная.

Ты не дала мне женственности, искренности, понимания – как любить и уважать Мужчину. Из-за тебя я не любила и не понимаю – как это любить своего ребенка. Я унижаю и опекаю любимых мужчин и они становятся нелюбимыми. Я просто не знаю, как можно жить чем-то, кроме денег, работы и обучения. Ты задала мне кривые стандарты, и я задыхаюсь сейчас от них и от себя, от которой просто смердит. Хуже этого уродства сложно что-то представить.

И сейчас – все тебе дай! Дай! Дай! Дай звонки, заботу, мою одежду, квартиру, еду, нежность, подарки из поездок. А главное — подтверждения всего этого для окружающих людей. Тебе это ничего не надо, но тебе нужно ПОТДВЕРЖДЕНИЕ, что это все есть.

И ты с неуважением умудряешься говорить о моём Любимом! Или вообще – даже намеком – стараешься осудить, дать понятие, что «ты не одобряешь». У тебя голос и взгляд становятся ледяными, замороженными, как у снайпера. Я ненавижу тебя за это, чудовище!!! Не трогай хотя бы Его!

Ты считаешь, что я обязана любить, а Я НЕ УМЕЮ!!! И ты, требуя любви, НЕ ЗНАЕШЬ, что на самом деле требуешь!

Ты никогда не любила меня, не защищала. Ты всю жизнь подставляла меня чужим людям – воспитателям, учителям, врачам-«убийцам». Ты заставляла своей железной волей и непререкаемой властью Мамы извиняться перед всеми, кто меня обидел или поступил со мной несправедливо, без рассуждений и внутренней любви, обвиняя меня во всем и стыдясь меня перед этими «обиженными взрослыми».

Я, закусив от детской боли бесправия и обиды, губы, сморщивши свое достоинство, извинялась и радовалась, когда со мной поступали жестоко. Стоять в углу часами – было для меня искуплением и освобождением права на жизнь. Там я очень глубоко прочувствовала, какое я ничтожество! Ты очень бдительно за этим следила.

Я искупала свою «чудовищную вину» — замешкалась, собираясь на прогулку в детском садике, не приготовила урок и получила двойку. Ты не била меня, ты просто истребляла и выжимала «до последней капли» мою гордость и право на жизнь.

Ты привезла меня на расправу этим мясникам — абортникам, и я поехала туда с заботливо тобой собранным маленьким сверточком еды. Я сбежала оттуда, не выдержав воплей истязаемых женщин и металлических криков палачей «Следующая!!! Ты чего орешь! Заткнись, раньше думать надо было!!!» Когда я увидела в дверях палаты тетку в зеленом клеенчатом фартуке, всем в крови, я кинулась стремглав из этой душегубки… Потом мой мальчик Саша (папа несостоявшегося ребенка) нашел мне лучшего в городе гинеколога, которая сделала аборт под наркозом.

Я, счастливая и довольная, что меня перестало тошнить, примчалась домой. Ты встретила меня вопросом и гневным окриком: «Почему так быстро? Не смей улыбаться! Постыдись отца, вот он как переживает! Такая дочь у него…» и скривилась от отвращения. Не знаю, что думал папа – он «прятался» от этого ада тем, что делал что-то по дому. В тот день он ремонтировал дверной звонок. Я не понимала и даже тогда не верила, что ты не рада, что мне «было не больно и я здорова». Мне кажется, тебе было бы понятнее, если бы я умерла или долго болела после этого.

Ты всегда была как сталь. Это сейчас ты спряталась под личину немощной старушки, и ты рада, что снова подминаешь меня под себя, пусть на расстоянии – я даю тебе ту энергию, которой тебе недостаточно – энергию эмоции ненависти, раздражения и злости. Ты не научилась питаться позитивной энергией. Будем переучиваться вместе, мама.

Помнишь, когда я, уже взрослая женщина, лет пять назад кричала на всю улицу: «Я ненавижу тебя!!! Оставь меня в покое!!!» Я знаю, это жестоко, но я не могла сдержаться в тот момент, как я это делала всю жизнь. Видимо, набралась сил, живя без тебя.

Сегодня во мне сложилось убеждение, что я не имею права на счастье, на легкость, на любовь сына, мужа, любых людей, сколько бы они не убеждали меня в своих чувствах.

Я не верю никому.

Я считаю, что все мои добродетели и таланты – это случайность, а точнее — иллюзия и бред, мной придуманный, это я просто так «ловко запутала мозги» всем. Я смеюсь на всех фото не потому, что я счастлива, я смеюсь вопреки тому, что я не имею право на счастье.

КАЖДЫЙ МАМИН ВДОХ И ВЫДОХ – ЭТО ЛЮБОВЬ К СВОЕМУ РЕБЁНКУ

Я РОДИЛАСЬ ЗАНОВО – ЭТО Я ЗНАЮ ТОЧНО

… В результате всей этой истории исцеления своего сердца и своего счастья, я закончила психологический университет, обучалась в многочисленных школах психотерапии, на тренингах формата «стань тренером сам себе». Я исколесила весь мир в поисках себя, но ответ на вопрос ГДЕ МОЯ ЛЮБОВЬ открыла мне маленькая звонкая молодая женщина в возрасте 80 лет – моя мама. Где я искала любовь? — спросила я себя, счастливая, когда осознала чуть ли не в один миг, что каждый мамин вздох и каждый мамин выдох и был огромной, во многом самоотверженной, любовью к своей единственной дочери – ко мне, к своему единственному мужчине — моему папе.

Я училась для себя, но стала профессиональным психотерапевтом. Очень успешным, простите за хвастовство, но я лишь о результатах учениц, о их новой жизни, об их раскрытых любви и счастью сердцах, об их матерях, отцах, мужьях, детях, других близких и не очень, людях.

Сейчас я – трансформационный тренер. Я исцеляю женщин за очень короткий период.

Я работаю там, где другие не смогли помочь. Потому что я сама прошла все круги ада, и вышла из них, я отказалась от жалости к себе, это пустое, потому что в ней можно «жить страдая» бесконечно.

Я научилась любить конечно не только маму, я открыла для себя любовь к мужчине.

ЛЮБОВЬ, а не привязку и болезненную зависимость. Я открыла для себя искренние и безусловные чувства – благодарность, радость, спокойствие, способность быть в тишине, быть осознанной…

Я родилась заново – это я знаю точно.

Завтра я еду к маме в Нижний Тагил, я уже предвкушаю, как мы будем много гулять, смеяться, помоем окна, вытрясем тяжелые шторы ))

Столько тепла и близости может быть между мамой и дочерью, и не важно сколько нам лет

***

Присоединиться к группе тренинга «Освобождение от родовых программ» и ИСЦЕЛИТЬ СВОЕ СЧАСТЬЕ!

 


Лучшие материалы по теме:

Добавить комментарий в Facebook и ВК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *